На надувной лодке «Килкаллен» через Атлантику

На вёсельной лодке через Атлантику Зовут героя Том Сауэр, по происхождению он голландец, но с детства живет в России, и у его приключения были все предпосылки: Я пересек Атлантику на парусной лодке один раз с отцом. Но я всегда мечтал сделать что-то такое, что удавалось совсем немногим. Например, намного меньше людей пересекли Атлантику на весельной лодке, чем залезли на Эверест. У меня слабые уши, поэтому в горы мне нельзя, на Эверест я не поеду. Мы созвонились с моим лучшим другом — тоже Томом, кстати.

Итак, вместе со своим другом Томом Фассетом, Том Сауэр предпринял попытку пересечь Атлантику на весельной лодке, но вдруг попал в страшный шторм. Впрочем, это если совсем вкратце. Я, разумеется, с ними приехал, куда я денусь, а в 16 лет отправился учиться в Шотландию, и теперь у меня masters in Modern History и знания по менеджменту. Мы там шесть месяцев отработали, потом старшего тренера Рууда Гуллита это голландский тренер , с которым я работал, уволили, я тоже уехал. Тогда и пришла в голову идея путешествия. Подготовка Сначала мы нашли спонсора — Playstation. Купили лодку, взяли маленький коттедж на юго-востоке Англии. Там пять месяцев жили и каждый день тренировались. Проходили курс выживания — очень много необходимо изучить, чтобы в такое путешествие отпустила испанская береговая охрана. Вот эта ситуация, которая с нами произошла, мы ее проходили в бассейне со спасательным плотом. Без этого знания мы бы не выжили. В основном тренировка заключается в том, что ты очень много гребешь и учишься ориентироваться по звездам. Очень много веса набирали — я набрал кило десять жира.

Потому что ты гребешь минимум по 12 часов в сутки и теряешь больше калорий, чем можешь потребить в течение дня.

Сначала их было двое

Поэтому все, кто пересек Атлантику, начинают здоровяками, а заканчивают маленькими. Настолько это физически сложно. Потом мы эту лодку в Канарские острова отправили. Смысл был в том, чтобы с Канарских островов на Карибские переправиться. Это должно было занять 50—80 дней.

На надувной лодке через атлантику

Один гребет, другой отдыхает, один гребет, другой отдыхает, и так по два часа все дни. Ночью и днем, спишь и гребешь. Мама очень сильно волновалась: Было немного жалко маму, потому что она переживала. Не думаешь, что надо проверить почту или посмотреть, что в Facebook написали; единственное, о чем ты помышляешь, — так это о том, что надо сделать, чтобы выжить. Что взяли с собой Из одежды мы взяли не очень много, потому что лодка очень маленькая — всего лишь шесть метров. Надо с собой взять очень большое количество пищи. Самое главное — вся еда, которую с собой берешь, как у космонавтов: Для воды у нас был опреснитель. Электричества нет, так что у нас стояли две солнечные батареи, которые немного вырабатывали электричество. Еще у нас были колонки, и в солнечную погоду мы слушали музыку. В плохой день мы всю эту энергию тратили только на опреснитель. На случай беззвездного неба у нас был компас, конечно. Нужду справляли в ведро. Туалетную бумагу с собой нельзя брать: Поэтому мы придумали взять с собой детские влажные салфетки.

На надувной лодке через атлантику

И у нас был расчет: Гребешь два часа и думаешь: Настолько первобытный образ жизни. И мне он ужасно нравился: Единственное, о чем ты помышляешь, — это супербольшие философские идеи о жизни или о том, что тебе надо сделать, чтобы выжить, и так далее. Первые два дня — шторм.

На надувной лодке «Килкаллен» через Атлантику

Я, будучи настоящим моряком у меня своя яхта в Средиземном море , обычно чувствую себя на воде как дома. Но тут лодка была маленькая, и так качало жутко. Поэтому первые два дня единственное, что мы делали, — это гребли и блевали. Я два часа греб, два часа у меня отдых, пока мой напарник гребет, и у меня есть два часа, чтоб поспать и что-то поесть. Но тряска такая сильная, что мы блевали все время. Много людей, пытающиеся пересечь Атлантику таким способом, сходят с дистанции в первые же два дня, потому что у них тело обезвожено, и к ним приходят спасатели. Еще, хоть вас и двое, ты в итоге все равно один все время: И так все время. В такой ситуации твоя жизнь зависит от напарника, а жизнь напарника — от тебя. Мы оба никогда не показывали, если было страшно или больно, и все время бодрились.

День 3-й и 4-й После двух дней мы акклиматизировались чуть-чуть. На четвертый день было странное ощущение, потому что я был со своим лучшим другом посередине океана. Вокруг тебя никого, ничего нет. Нет связи с миром. Думаешь, насколько тебе повезло в жизни с родителями, с братьями. Насколько маленькие мелочи, о которых ты ноешь в городе, тривиальны. С другой стороны, были моменты, когда было ощущение, словно мы накурились — ржали над любой мелочью. Еще, когда ты ночью гребешь два-три часа, пока твой напарник спит, наступает другое состояние. Волны большие, ничего не видно. Ты знаешь, что если ты сейчас упадешь, то все — вы обречены. Итак, первые два дня совсем ужасные были, мы блевали, потом дня четыре все было круто, мне очень понравилось. Я устал, мозолей было много, хотя мы отлично подготовились к этому. В этой ситуации твоя жизнь зависит от напарника, а жизнь напарника — от тебя. А мы при этом еще оба такие люди, что мы никогда не показываем, если дело плохо, не выдаем слабостей. Поэтому все это время мы бодрились, даже если совсем больно от мозолей.

День 7-й У нас был спутниковый телефон, который мы включали раз в день в Американец, его звали Либрюс, но мы его звали Брюс Ли. Он нас предупредил о том, что надвигается шторм и что деваться некуда, ничего поделать нельзя. И мы просто поплыли дальше. Первое время нам очень нравилось, потому что поднялись волны, и они поднимали нас, и мы ехали, словно на серфе. В какой-то момент мы разогнались до скорости 16 миль в час что довольно много, я даже на парусной лодке до такой скорости не разгонялся: У нас были небольшие проблемы с автопилотом — это такая фигня, в которую ты вбиваешь свой курс, и он его держит, чтобы тебе не рулить ногой все время.

Содержание

И вот с этим приходилось повозиться. Это довольно неудобно, поскольку все время ты при этом находишься в состоянии тряски и шатания. И можешь себе представить, как сложно чинить в таком состоянии. Шторм Часов в восемь вечера по местному времени. Я только что закончил смену. Он открывает дверь в кабинку, вылезает, я залезаю внутрь.

На надувной лодке «Килкаллен» через Атлантику

Как только я залезаю, говорю ему, как всегда: И вдруг он кричит: Я в кабинке, вода заливает ее полностью. Вылезаю из-под кабинки, ору: Мы поняли, что наш единственный выход — достать спасательный плот, который был привязан на тросы сверху лодки. Пришлось нырять под лодку с ножиком, чтобы отрезать эти тросы. Это у нас заняло около 40 минут. Было очень сложно — под водой ничего не видно, шторм большой, лодка барахтается, и с ножом тоже надо быть осторожным, потому что есть опасность проткнуть сам плот. Очень страшно, потому что, если бы мы не достали плот и лодка начала бы тонуть — все, нам конец. Все, чего тебе хочется, — это сказать: На плоту В итоге мы достали этот плот.

Там есть специальный трос — его дергаешь, и образовывается тентик на воде. Мы в него забрались, привязали плот к нашей перевернувшейся лодке и стали под нее нырять, чтобы достать еще две вещи. Одна — это сумка, которую специально приготовили для такой ситуации, в ней спасательные огни, еда бисквиты на несколько недель , запас воды и механический опреснитель как насос и еще удочка.

09.10.2019 72